Учебные материалы


Сценарий Геннадий Ахмедов



Карта сайта pkeeper6.ru ПО МЕТОДУ ДОВЖЕНКО Ахмедов Геннадий оригинальный сценарий Геннадий Ахмедов www.geenna.narod.ru gena087@mail.ru НАТ. ДЕРЕВНЯ ЛЕТО ДЕНЬ На фоне деревенских пейзажей звучит голос ГОРОЖАНИНА ГОРОЖАНИН (голос за кадром) Довелось мне этим летом отдыхать в рос­сийской глубинке, в деревне у БАБУШКИ, где красота природы и обаяние местных жителей очаровали меня еще с детства, тогда я бывал здесь чаще. Но с тех пор местная река обмелела, потому что утекло много воды. Некогда, красавец - бревенчатый мост обветшал и завалился, как и многие сиротские хаты после смерти своих хозяев, большинство из которых я знал лично. Впрочем, и среди живых, есть не мало сельчан с кем я знаком. Помню, ВАСИЛИЯ ПЕТРОВИЧА, соседа моей БАБУШКИ, вдовца, когда - то он был председателем совхоза, местным авторитетом. А сын его ЖЕНЬКА, постарше меня будет, круглый отличник в школе. Но вот, ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ пенсионер, а сын его алкоголик. Подгнил фундамент их благополучия, и рухнуло семейное счастье, как тот бревенчатый мост и сиротские хаты. В день моего приезда пришел к нам, ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ, поздоровались, посидели за столом, как водиться, вспомнили прошлые времена, расчувствовался старик, да и выложил все свои переживания. НАТ. ДВОР БАБУШКИ ДЕНЬ За большим сколоченным из досок столом и покрытым цветастой клеенкой сидят ГОРОЖАНИН и ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ, выпивают. ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ ЖЕНЬКА сволочь, злоупотребляет алкоголем, не живет с семьей, "сидит на шее", мало того, устроит в деревне дебош, так еще и на меня норовит руку поднять… На фоне немой картинки рассказа Василия Петровича, за кадром звучит голос Горожанина. ГОРОЖАНИН (голос за кадром) Помню ЖЕНЬКУ парнем скромным, застенчивым, он всегда стеснялся своего двух метрового роста, сорок шестого размера обуви и отца. А Василий Петрович стеснялся того, что сын его стесняется, так они и жили, стесняясь, друг друга… ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Вот видишь, дорогой мой такие проблемы от нее проклятой. ГОРОЖАНИН А что вы уже предпринимали для решения этой проблемы? ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Так бил я его и, к бабкам ходили заговаривать, в церковь ходили, жена его била, все без толку. ГОРОЖАНИН Да… А кодировать тоже пробовали? ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Это в городе? ГОРОЖАНИН Да. ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Ты, знаешь, у нас об этом говорят, но еще никто не пробовал. А что это помогает? ГОРОЖАНИН Не знаю, но в последнее время это явление приобрело массовый характер, по крайней мере, в городе. ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ (задумчиво) Разве этого гада заставишь, куда-то ехать! Это раньше он слушался, а теперь ему ни кто не указ. Иной раз, я боюсь ему даже крикнуть, зашибет ведь детина. ГОРОЖАНИН Да, это проблема. Что посоветовать вам я даже не знаю. ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Видать доля такая, батюшка говорит, надо любить, а б его убил, прости господи… НАТ. СКАМЕЙКА ЗА ДВОРОМ БАБУШКИ ВЕЧЕР На скамейке сидят БАБУШКА, Горожанин, БАБА ГАРПИНА, БАБА МАНЯ и ДЕД СТЕПАН. БАБА МАНЯ (деду Степану) Ну, че, Степан, война там будет? ДЕД СТЕПАН Где? Со двора на против доносятся мужские крики, ругань, звон пустых ведер. БАБА МАНЯ Да в этой, ёпрст, забыла! ДЕД СТЕПАН Не знаю, как в ёпрст, а у Петровича вон, уже давно война идет. БАБА ГАРПИНА И че, он его терпит, я бы давно померла от такой жизни. ДЕД СТЕПАН Да, не говори Гарпина, от такого и помереть, не долго ждать. Только вот, пропьет такой сынок последнее, и даже память отца. БАБА МАНЯ Раньше, у нас хоть участковый был… ДЕД СТЕПАН Та и тот уж давно спился! БАБА МАНЯ Беда, беда, одна беда…. Во дворе напротив стихло, из ворот выходит Василий Петрович, увидев соседей здоровается, кивнув головой им, закуривает. Соседи на лавочки сочувственно смотрят на Василия Петровича. БАБУШКА Ладно, пойдемте ужинать, свежены. Все, кроме Горожанина встают, идут во двор бабушки. Горожанин остается сидеть на скамейке. БАБУШКА (Горожанину) А ты? ГОРОЖАНИН Нет, спасибо, я посижу еще. К Горожанину подходит Василий Петрович, садится рядом с ним на скамейку. ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ ЖЕНЬКА сегодня, стекла побил. ГОРОЖАНИН Где? ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ В хате, у КЛАВКИ - ОСЕТИНКИ, зав клубом. Теперь скандал обеспечен. ГОРОЖАНИН Все так безнадежно? Василий Петрович машет рукой. ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Да, так все… Помнишь, ты говорил, что можно закодироваться. ГОРОЖАНИН Да, но если против желания, навряд ли что получится. ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Да? ГОРОЖАНИН Да. Хотя кому-то это и помогает, кто-то боится начать снова пить, потихоньку перерождается, но далеко не все. ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Женька говорит, когда захочу сам, брошу и никто не нужен. Но сам он уже не сможет, я знаю. Однозначно, его надо лечить. Как заставить это вопрос. ГОРОЖАНИН Убедить его ехать в больницу вам не удается. ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Не-ет, ты что! ГОРОЖАНИН Это грустно, смотреть, как спивается человек… Со двора напротив доносится страшный и отры­вистый Женькин крик. ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Ты знаешь, пойду я, а то, ведь, он совсем плох, (щелкнул себя пальцем по горлу) натворит ещё чего… НАТ. ДВОР ВАСИЛИЯ ПЕТРОВИЧА ВЕЧЕР Крепко выпивший Женька ломится в незапертый погреб, небольшую постройку во дворе с углублением до трех метров внутри. Разгоняется и бьет в дверь своим богатырским плечом. Снова разгоняется и бьет… ЖЕНЬКА У-ух! У-­ух! С улицы во двор входит Василий Петрович, он бежит к погребу, открывает дверь погреба, потянув ее на себя. Женька уже в очередной раз разогнался и, не останавливаясь, залетает в погреб. Из погреба доносится Женькин неразборчивый крик, и звон битого стекла Еще несколько секунд с трех метровой глубины до­носится эхо разбитого стекла, потом все стихает. ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ (испугано) Женя, сынок, ты живой? ЖЕНЬКА (голос из погреба, за кадром) У-ух! ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Живой, слава тебе господи. Василий Петрович, спускается вниз в погреб. ИНТ. ПОГРЕБ Василий Петрович осматривает Женьку, на том ни одной царапины. Василий Петрович пытается приподнять Женьку, у него ничего не получается. ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Ну и хрен с тобой… Он, снимает с себя жилет – телогрейку, сворачивает его конвертом и кладет жилет Женьке под голову, затем лезет по лестнице на верх. НАТ. ДВОР ВАСИЛИЯ ПЕТРОВИЧА ВЕЧЕР Василий Петрович выходит из погреба, пару секунд стоит в растерянности, идет в дом, но останавливается, возвращается к погребу, закрывает дверь и вешает замок, после чего идет к себе в дом. НАТ. ДВОР ВАСИЛИЯ ПЕТРОВИЧА УТРО Из погреба доносятся энергичные удары в дверь и дикий крик Женьки. ЖЕНЬКА Эй, ну, кто там!? Эй, кто-нибудь!? Из дома к погребу выбегает Василий Петрович заспанный, в одном исподнем. ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Угомонись, окаянный. ЖЕНЬКА Ты кто? ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ (стоит у двери погреба) Отец твой. ЖЕНЬКА (плачет) Господи, каюсь, грешен я! Смилуйся, не погуби, смилуйся! ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Да, ты, видать, еще не проспался. Женька затихает, выдерживает паузу. ЖЕНЬКА (удивленно) Батя, ты что ли? ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Я. ЖЕНЬКА Тьфу ты! А я чё, в погребе? ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ В погребе. ЖЕНЬКА А, ты, открывай, выпускай меня поскорей! ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Не могу. ЖЕНЬКА Так позови кого-нибудь! ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Кого? Милицию? ЖЕНЬКА Нет, милицию не надо. Женька выдерживает паузу. ЖЕНЬКА А, что случи­лось? ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Ничего. Ничего особенного. ЖЕНЬКА Так я не понимаю, что я здесь делаю, весь в… , в рассоле, еще в чем-то… ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Это сынок, дерьмо! ЖЕНЬКА Чё?! ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Ты в него вляпался по уши. В последнее время вся жизнь твоя сплошное оно. ЖЕНЬКА Ты чё меня так пугаешь, я и в правду подумал! ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Лучше б ты подумал, как дальше жить будешь. Бога вспомнил - это хорошо, он тебя и осудит, и нас рассудит. ЖЕНЬКА Бог, не фраер, все видит. Открой лучше, не бери грех на душу! ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Не открою. ЖЕНЬКА Это почему!? ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ А ты сейчас выйдешь, зенки свои зальешь, нашкодишь где-нибудь, как поганый кот и опять вся деревня только об этом будет говорить. ЖЕНЬКА А, ты не слушай, у людей языки злые, им лишь бы почесать их. ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ А обо мне ты не думаешь, о своей жене, детях. ЖЕНЬКА А они обо мне подумали?! Выгнали в дождь голого, пьяного, тещу на помощь позвали, волки - позорные! Что я им собака бездомная?! ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Кому же понравится жить с алкоголиком? ЖЕНЬКА Кто алкоголик, я что ли?! Открыл бы ты батя лучше и не злил меня. ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Не открою. ЖЕНЬКА Холодно! ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Условия самые подходящие, чтоб подумать о жизни своей. Василий Петрович зевая, направляется в дом. Почувствовав, что отец уходит, Женька энергично барабанит в дверь. ЖЕНЬКА Открывай, открывай… Василий Петрович на крики Женьки не реагирует, спокойно идет в дом. НАТ. ДЕРЕВНЯ УТРО По улице, к дому Василия Петровича идет КЛАВА – ОСЕТИНКА, тучная, энергичная женщина. Она входит во двор Василия Петровича, отварив калитку ударом ноги. НАТ. ДВОР ВАСИЛИЯ ПЕТРОВИЧА УТРО КЛАВА – ОСЕТИНКА встает посреди двора, руки в боки, и кричит, как будто бы вызывает кого-то на бой. КЛАВА – ОСЕТИНКА Эй, хозяева! На крыльцо выходит хозяин, Василий Петрович. ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ (жует) Ну? КЛАВА – ОСЕТИНКА Баранки гну! Где этот крутой блин!? ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Здесь. КЛАВА – ОСЕТИНКА Позовите. ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Он не может. КЛАВА – ОСЕТИНКА Ну, блин, что, значит, не может, а стекла бить незамужней женщине этот лось может? Детей сука перепугал, соседей всех разбудил и сбежал козел. Да если б я его догнала вчера ещё, прибила бы ей богу, Она достает из-за пазухи, из под ватника, увесистый булыжник, играет им. КЛАВА – ОСЕТИНКА Вот этой каменюкой башку дурную раздолбала бы! Я бы ему глаза бесстыжие выцарапала. Руки, ноги вырвала, знал бы как их распускать. Я бы ему язык поганый отрезала, чтоб не распускал сплетни про меня. (ДАЛЬШЕ) КЛАВА – ОСЕТИНКА (ПРОД.) Нашелся мне тоже…, блин, башкой бы его об асфальт, да размазать! Короче, прикажите ему, если сегодня стекла не вставит, заявлю в милицию, поеду в город не поленюсь и заявлю. Пусть отправляют в ЛТП или куда там сейчас отправляют, хоть в тюрьму, мне всё равно, там таким место. ЖЕНЬКА (голос из погреба, за кадром) Куда отправляют? Клава настороженно оглядывается. КЛАВА – ОСЕТИНКА В общем, терпеть больше не буду. Все, я кончила! Она кидает на землю булыжник, решительно разворачивается на сто восемьдесят градусов и уходит прочь со двора. Василий Петрович подбирает камень, перекладывает его из руки в руку. ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Килограмма три - четыре будет. ЖЕНЬКА (голос из погреба, за кадром) Так куда она сказала, отправят? ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ В лечебно трудовой профилакторий. Василий Петрович бросает камень под забор. ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Жаль, что их сейчас отменили. ЖЕНЬКА (голос из погреба, за кадром) Зря батя, ты меня здесь держишь. Я бы ей показал такой про, профелекторий, мало бы не показалось. ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Она бы тебя убила. Василий Петрович заходит в дом. НАТ. ДЕРЕВНЯ УТРО Горожанин идет с речки, с полотенцем в руках и еще мокрыми волосами. Навстречу ему идет Василий Петрович с ящиком плотницкого инструмента в руке. Они встречаются, останавливаются. ГОРОЖАНИН Доброе утро, Василий Петрович! ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Для кого доброе, для кого нет, бегу вставлять стекла, сам знаешь куда. ГОРОЖАНИН Догадываюсь. ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Вот так, а сына в погребе запер, сам туда залез, спьяну. Теперь пусть посидит, подумает. И не выпущу, пока не согласится кодировать­ся. Я твердо решил, все, только решительные меры, хватит с ним нянь­каться. ГОРОЖАНИН (удивлен) Вы заперли сына в погребе!? ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Победа будет за нами, отступать больше некуда, я сказал кодироваться, значит, кодироваться! НАТ. ДВОР ВАСИЛИЯ ПЕТРОВИЧА ДЕНЬ Василий Петрович обходит вокруг своего дома, на окнах нет стекол. Обойдя дом, он присаживается на крыльцо. Почувствовав, что отец рядом Женька барабанит в дверь. ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Ну, что же ты сынок все долбишь и долбишь, как дятел какой - то? ЖЕНЬКА Батя, мы же не в каменном веке, чтоб так издеваться над людьми! ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Вот и я говорю, кто тебе дал право издеваться. Вся деревня те­перь смеётся, дом мой без стёкол стоит, картонки буду вставлять вместо них. ЖЕНЬКА Как без стёкол? Выпусти меня, я сейчас разберусь, где наши стекла! ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Да, сиди ты и слушай. ЖЕНЬКА Подожди батя, я в туалет хочу, выпусти, потом обязательно выслу­шаю. ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Нет, я тебя не выпущу. ЖЕНЬКА Ты в своем уме, а в туалет, а пить...!? ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Перебьешься. ЖЕНЬКА Даже в тюрьме нет таких условий. Лучше не нервируй меня батя, выпусти, а то я тебе… ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Что ты мне? ЖЕНЬКА Побью банки! ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Не побьешь. ЖЕНЬКА Побью! ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Нет. ЖЕНЬКА (кричит) Ай-яй-яа-а, я в туалет хочу, ай-яй-яа-а… Василий Петрович встает, не спеша, уходит в дом, спустя несколько секунд возвращается с детским горшком. ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Вот, твой, еще сохранился, как новый. Василий Петрович аккуратно вынимает стекло из единственного окошечка в погребе, размером, чуть, больше горшка и просовывает горшок внутрь. ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ На, и не ори. Проходит несколько мгновений и, в тишине, из погреба раздается мощный, глу­хой звук, характерный для удара чего металлического об стену. Женька дико кричит, пытается просунуть голову в окошко. ЖЕНЬКА Ты старик, совсем обнаглел?! ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Давай, давай, все равно не выпущу. ЖЕНЬКА Не выпустишь? Черт, ни как! Сейчас я тут все раздолбаю! ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Заплатишь. ЖЕНЬКА Заплачу-у? Свинство! ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ На себя посмотри, морда в окно не лезет. ЖЕНЬКА Хам. Люди помогите, тут старик с ума сошел! ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Не делай из себя дурака, люди смеяться будут. ЖЕНЬКА Над тобой смеяться будут, понял! ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Скорее над нами. Женька затихает. Наступает пауза. Василий Петрович сидит на крыльце молча. Из погреба доносится шелест струи бьющейся об горшок, и Женькин голос сквозь слезы. ЖЕНЬКА Над тобой только и будут смеяться, изверг! ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Алкаш. ЖЕНЬКА Ага… Я наконец жрать хочу! Василий Петрович встает, идет в дом, выносит булку хлеба и просовывает ее в око­шечко. ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Держи, сало и компот там найдешь. Женька берет хлеб. ЖЕНЬКА Ну, подожди батя, освобожусь я тебе… ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Не грозись, кормить перестану. Лучше послушай меня внимательно. ЖЕНЬКА Свинство! ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Так, вот, помнишь, что я тебе говорил, про то, что говорил Горожанин? ЖЕНЬКА (жует) А, баран этот. ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Сам ты баран. ЖЕНЬКА Угу, что он говорил? ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ То, что можно закодироваться. Он может отвезти тебя (ДАЛЬШЕ) ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ (ПРОД.) на своей машине. И я уже звонил в область по объявлению, можно ехать, хоть завтра. ЖЕНЬКА Что?! Женька давится и, едва откашлявшись, кричит. ЖЕНЬКА Ни когда и ни с кем, ни куда не поеду я! Нашел дурака! Понял? ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Понял, ты дурак. ЖЕНЬКА Сам такой! ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Ну, ты сынок, посиди, подумай, время есть. На работе я тебе оформлю отпуск, бессрочный, без содержания. Хотя ее и так нет. ЖЕНЬКА Ты меня, будешь содержать? ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ Я тебя буду перевоспитывать…. НАТ. ДЕРЕВНЯ ДЕНЬ На фоне деревенских пейзажей звучит голос Горожанина за кадром. ГОРОЖАНИН (голос за кадром) Прошло несколько дней, прежде чем процесс перевоспитания на­чал приносить свои первые, скромные результаты. (ДАЛЬШЕ) ГОРОЖАНИН (ПРОД.) Женька уже не спорил, не грозился, говорил спокойно, но с отцом не соглашался, так же и со всеми остальными, кто приходил поддержать Василия Петровича. По деревне пошли разные слухи, вроде того, что в Женьку вселился бес и Василий Петрович теперь борется с бесом, выживая не­чистую силу из плоти сына. Его так и прозвали, изгоняющий беса. Поэтому поводу, но по своей инициативе к Василию Петровичу приходил даже, сам поп, СЕРГИЙ, читал лекцию заключённому, угощался самогоном и яблоками. НАТ. ДВОР ВАСИЛИЯ ПЕТРОВИЧА ДЕНЬ Напротив двери погреба на табурете сидит поп СЕРГИЙ в одной руке он держит надкусанное яблоко, в другой руке стопку с самогоном. СЕРГИЙ (двери) Вот если бы соблюдать меру, тогда да, ты сам знаешь, когда остановиться и сказать себе хватит. Тот, кто меры не знает, он не может себе сказать хватит, потому, что он не знает когда это нужно сказать. (тяжело вздыхает) Но ты знаешь, сын мой, не каждому человеку дано знать свою меру. Ее и не надо знать, ее надо чувствовать. А что бы чувствовать, надо испытать, попробовать и только тогда ты сможешь почувствовать, сравнить и почувствовать, потому, как все познается в сравнении. Сергий смотрит на стопку с самогоном, отворачивается от погреба и выпивает самогон. СЕРГИЙ Вот, ты уже познал, вкусил жизнь со змием, побывал в его власти. Теперь познай жизнь без него. Познай и сравни. 1 2 3 4



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная